"ШАХМАТНЫЙ САТИРИКОН"
Пьера Собаккина
УЧРЕДИТЕЛЬ
Президент ассоциации литераторов Вирджинских островов
Почетный гражданин Шарлотт-Амалии
ПЬЕР СОБАККИН
* * *
СОТРУДНИКИ
Евгений Соложенкин, международный гроссмейстер
Вася Кроликов, футбольный обозреватель
Оле Помойе, поэт и сказочник
Антисема, ответственный секретарь
ВЫПУСК 25 (10.09.01)
EDITORIAL
      Вот я и чемпион мира! Сбылись мечты идиота!
      Впрочем, идиотов нынче много, а значит много и шахматных чемпионов. Истинный чемпион, как известно, играет за большие деньги. И тут я вне конкуренции, хотя федерасты-сортирщики разработали весьма хитроумный способ раздувания значимости своих мероприятий. Они переводят наличность в уругвайские ескудо (у.е.) и полученное число декларируют в качестве долларового призового фонда. Лондонская налоговая полиция подвергла эту остроумную идею обструкции, и теперь сортирщики с надеждой смотрят на Восток. В декабре в Москве пройдет матч-турнир сразу трех сортирных чемпионов (воскресить бы еще Черненко!) с призовым фондом 50 тысяч уругвайских ескудо, а в минувшее воскресенье в Санкт-Петербурге Хропов провел активный чемпионат и выплатил победителю 101 уругвайский ескудо. И только антикультурологический еженедельник :ЛЕНИН: отпустил нам с Бобби шесть миллионов полновесных денежных знаков.
      "Шахматный сатирикон" меняет формат. Отныне мы будем выходить два раза в месяц, причем каждый выпуск будет на отдельной странице, что повысит удобство пользования архивами. Как и прежде, публикации лучших шахматных писателей современности обеспечены. Кроме того, обеспечено и мое участие! Планета завоевана "Сатириконом" не только в шахматном, но и в литературном отношении. В двадцати семи странах пяти континентов читают "Шахматный сатирикон". Мы базируемся в Соединенных Штатах Америки и Испании, а наши читатели проживают в Австрии, Армении, Белоруссии, Болгарии, Великобритании, Германии, Голландии, Грузии, Дании, Испании, Латвии, Литве, Люксембурге, Молдове, Украине, Франции, Чехии, Швеции, Эстонии, Израиле, Казахстане, Узбекистане, Канаде, США, Австралии, ЮАР и, конечно, в России.
      "Сатирикон" уверенно становится центром литературно-шахматной жизни планеты. А там, как знать, может быть лет через восемь вы станете читателями первого в истории мироздания междупланетного шахматного журнала!
С теплым приветом,
ПЬЕР СОБАККИН,
чемпион мира по шахматам,
Президент ассоциации литераторов Вирджинских островов,
Почетный гражданин Шарлотт-Амалии
Иос Талин
72-й КОНГРЕСС ФИДЕ
      В курортном греческом городке Халкидики с 4-го по 10-е сентября проходил очередной 72-й Конгресс ФИДЕ. В рамках Конгресса было одновременно запланировано и проведение заседания Всемирного Совета Игроков. Члены Совета, однако, пришли к единодушному мнению, что столь идиллическая обстановка может подействовать на них расхолаживающим образом, способна воспрепятствовать регулярному проведению интенсивных силовых тренировок и процессу их физического закаливания, а потому не поехали на Конгресс.
      - Мы бы предпочли условия, более приближенные к боевым, - отметил в беседе с корреспондентом CNN Майклом Робинсом (наст. фамилия - Мойша Рабинович) Президент ВСИ Валерий Салов. – Оптимальным местом для проведения Высшего Шахматного Форума могла бы стать Македония, Косово поле, Восточный Иерусалим, Вифлеем Иудейский или, на худой конец, сектор Газы.
      Президент Всемирного Совета Игроков обратился к участникам Конгресса ФИДЕ с Отчетным Докладом, в котором подверг всестороннему анализу нынешнюю ситуацию в мире, наметил долгосрочные пути ее эволюции, указал способы десортиризации и деяхуизации шахматной игры. К позорному столбу цивилизации были пригвождены наиболее оголтелые представители сословия журнальных щелкоперов.
      Непосредственное участие Всемирного Совета в работе Конгресса затруднило также то обстоятельство, что часть активистов Совета находилась в это самое время в Дурбане (ЮАР), где проходила Конференция ООН по борьбе с расизмом. Игроками был внесен значительный вклад в составление финальной резолюции, осуждающей сионизм, как наиболее зловредную форму расизма. Делегации США и Израиля были вынуждены покинуть Конференцию в знак протеста. Полномочные представители двух стран пообещали в наказание за разгул демократии в Дурбане уже в ближайшее время покончить со свободой слова на этой планете.
РАСКОЛ В СОРТИРЕ
      Экс-чемпион Совета Сортира Гарри Каспаров официально отказался от участия в отборочном цикле сортирного первенства, уведомив об этом руководство Картеля Мозговых Игр через своего агента Оуэна Уильямса.
      В письме Уильямса среди прочей демагогии совершенно справедливо отмечается, что в 1993 году Каспаров в полном соответствии со спортивными принципами играл с несильнейшим претендентом Шортом, победившим в отборе сильнейшего Карпова, и что в 2000 году Каспаров изменил этим принципам ради неблагодарной скотины, уклоняющейся теперь от реванша. И эту скотину поддерживает Картель Мозговых Игр, троцкистскую сущность которого "Сатирикон" выявил задолго до Уильямса.
      Придерживаясь интересов миротворчества и интернациональной солидарности, а также в связи с 90-летием со дня рождения великого реваншиста М.Ботвинника, "Шахматный сатирикон" готов взять на себя организацию матча-реванша на первенство Совета Сортира между Владимиром Крамником и Гарри Каспаровым и выделяет в качестве призового фонда 60 тысяч уругвайских ескудо.
Мелхиседек
ЛЕВО-ТРОЦКИСТСКАЯ ФРАКЦИЯ В ФИДЕ
(продолжение, начало в вып.23,24)
Зона (пролог)
      Олимпиаде и Конгрессу в Москве предшествовало еще одно немаловажное событие – мужской чемпионат Россионии впервые прошел в известном до того лишь узкому кругу посвященных лиц городке – столице Республики Калмыкии Элисте. Еще в начале 94-го года провинциальный стряпчий Розенблюм и Ваня Штейн осознали всю глубину старой ленинской присказки: мало захватить в Россионии власть, надо еще и научиться ею управлять, то есть, время от времени необходимо (хотя бы для отвлечения внимания шахматной общественности) организовывать кое-какие мероприятия по гимнастике гойского ума, бросать в массы с барского стола обглоданные позавчерашние кости. Делать этого нео-федерастам очень не хотелось и не моглось. Государственных денег едва хватало на покрытие собственных накладных расходов, а ставка на водочно-коньячный трест под вывеской "Национальный Фонд Спорта РФ" также себя не оправдала – Анжела Тарпищева шахмат не любила и не одобряла. К тому же, дамокловым мечом висел над федерастами просроченный платеж десятины в синагогальный общак.
      На выручку пришел энергичный калмыцкий руководитель Кирсан Николаевич Илюмжинов, неожиданно ошеломивший соотечественников новым социально-политическим курсом: "Каждой элистинской семье – гроссмейстера!" Федерасты знали, что прямой потомок Чингисхана слов на ветер не бросает, и, обрадовано смахнув с себя эту заботу, занялись плетением писиэшных интриг, запугиванием подавшей на развод и алименты Маши Гариковой и текучкой по развалу в стране шахматного движения. Осенью, тем не менее, им вновь пришлось вспомнить о чемпионате, и вот при каких любопытных обстоятельствах.
      Прилетев в октябре в степной мегаполис и будущую Мекку шахмат для федерастического надувания щек и отправления сортирных ритуалов, оборотни-троцкисты вальяжно расположились в кабинете у Кирсана. Андрюша Розенблюм томно расслабил в комфортабельном начальственном кресле натруженные утомительным путешествием в Як-40 ягодицы ("Прокатить бы этим рейсом Тузе!" - посетила его вдруг озорная мысль). Гоношистому же шестерке-пахану не сиделось – какая-то смутная тревога не давала ему покоя. Чемпионат вроде прошел успешно, но интуиция подсказывала ему: что-то не так, допущен организационный прокол. Внезапно в мозжечке у эсэсовца оформилась страшная догадка.
      - А какой размер призового фонда? - взволнованно спросил он у Кирсана.
      - Как мы и договаривались полгода назад, сто тысяч долларов, - небрежно ответил Президент. - Мы свое слово держим!
      - Чтооо...??!! - разнесся по степным правительственным коридорам истошный вопль пахана. - Да я был уверен, что ты тогда просто пошутил! Сто тысяч!! Ты с ума сошел! Этим м*****м и десятки бы за глаза хватило! - никак не мог успокоиться Гариков.
      Мысль о том, что чемпионат Россионии прошел со столь высоким призовым фондом, незаслуженно доставшимся полоумным шахматным скотам, бездельникам и простофилям, была ему совершенно нестерпима. Надо же было так лохонуться! Ведь эти деньги вполне могли достаться ему самому, то есть "армянским беженцам"!
      - Да как же так! - затравленно обратился он за поддержкой к провинциальному стряпчему.
      Андрюша Розенблюм не обращал никакого внимания на разыгравшуюся у него на глазах душевную драму шестерки-пахана Гарикова, сохраняя все то же невозмутимо-томное солипсическое спокойствие. "Только бы не вскочил на ягодице чирей! - по-философски размышлял он, осторожно поерзывая натертым седалищем о краешек кресла. – А деньги сами придут!" Еще он думал о том, как мелковат и глуповат этот суетливый бакинец, но всякий раз сонливо щурился и гнал подобные мысли прочь.
      Для Кирсана эта внезапная истерика Гарикова стала настоящим откровением. Даже для человека, незнакомого с историей болезни эсэсовца, черпающего шахматную информацию лишь из сикофантских писаний Авербаха, Рошаля или Харитона, и имеющего лишь самое поверхностное представление о феномене психического троцкизма, - вид корчащегося от жадности, зависти и злобы шестерки-пахана был омерзителен и не мог не навести на неприятные размышления. Кирсана же бог умом и наблюдательностью не обделил.
      Уже год спустя эта незначительная на первый взгляд сцена аукнулась совершенно неожиданным поворотом в шахматной истории, всколыхнувшим дремлющую революционную энергию шахматных масс. Пока же на дворе стоял год 94-й, и всего лишь через два месяца должна была начаться в Москве 31-я шахматная Олимпиада и судьбоносный 65-й Конгресс ФИДЕ. Сортир еще только набирал силу, стервенел и сатанел, распускался ядовитыми цветами лжи и коррупции, готовился принести первые лево-троцкистские плоды.
(продолжение следует)
Иос Талин
ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАТОЛОГИЯ И ШАХМАТЫ
(продолжение, начало в вып.24)
      Итак, как бы ни были опасны для чемпионской психики методы обычного словесного внушения, они не идут ни в какое сравнение с поражающей мощью современных волновых генераторов. В простонародье эти приборчики давно уже известны под именем "МОЗГОЛОМЫ". Внешне они напоминают обыкновенный, безобидный на вид рефлектор, но способны воздействовать на объект с помощью смертоносных лучей. Если направить пучок таких лучей в чемпионский квадратный затылок или в его низкий покатый лоб, то можно вызвать у гения состояние сонливости, тяжести век, внезапную резкую потерю концентрации, ослабление комбинационного зрения. Это хорошо знакомое всем жертвам волновых генераторов состояние было прекрасно описано Владимиром Высоцким в балладе о Фишере:
"...Клетки, как круги перед глазами,
Королей я путаю с тузами
И с дебютом путаю дуплет."
      Между прочим, при расширении луча генератора, им можно запросто накрыть любой зал, а при выведении аппаратуры на орбиту – и территорию целой страны, вроде княжества Монако. Подобные эксперименты в России проводились еще в конце 80-х годов в рамках программы секретных исследований НПО "Энергия" (научный руководитель – академик В.П.Глушко). При желании, таким образом можно контролировать поведение огромных масс гоев – с целью их систематического зомбирования, облапошивания и безнаказанного обворовывания. Очень ценное изобретение.
      Но и это еще не все. Уже есть генераторы, работа которых основана на радиоакустическом эффекте сверхвысоких частот (СВЧ). Достаточно направить на чемпиона смодулированный голосом луч генератора СВЧ, и он будет слышать то, что говорится на весьма значительном от него расстоянии. Возникает эффект слуховых галлюцинаций – гению будет казаться, что голоса звучат прямо в его искалеченном лево-полушарном мозгу. Не надо объяснять исключительную полезность подобных приборов применительно к шахматам. Они могут быть использованы как для отвлечения внимания и подавления случайно посетивших голову корифея незатейливых мыслей, так и для подсказок прямо по ходу игры.
      Давным-давно уже устарели сложнейшие системы работы на маяках с сидящими в зале тренерами или столь популярные в ходе сортирных матчей 80-х годов освежающие память многократные посещения участниками персональной туалетной комнаты в дебютной фазе борьбы. Все эти невинные ухищрения волшебников 64-х клеток, навсегда вошедшие в сокровищницу шахматного искусства, способны теперь вызвать лишь ностальгическую улыбку. На повестке сегодняшнего дня – система Альвермана и "мозголомы" Рудакова. Что нас ждет завтра – об этом можно лишь догадываться, но уже сейчас людей знающих прошибает от этих мыслей холодок по спине.
(продолжение следует)
Spb
В КУРГАН СО СВОИМ САМОВАРОМ
      Чемпионат Москвы по блицу на призы газеты "Вечерняя Москва" вновь продемонстрировал, как важно грамотно подбирать персонально приглашенных игроков. Ведь если бы вместо Александра Морозевича организаторы включили в финал петербургского гроссмейстера Сергея Иванова, то не бывать весельчаку и балагуру Сергею Рублевскому единоличным победителем. По собственному признанию курганского гроссмейстера, с Ивановым он не держит позицию даже белыми. Традиционный приз-самовар позволил Сергею Рублевскому, Петру Свидлеру и Александру Грищуку побаловаться чайком, что называется "заморить червячка" и, тем самым, утолить чувство голода, которое возникло у членов сборной команды России во время тренировочного сбора в Подмосковье. Не опасаясь преследований российских федерастов, организовавших сбор, Сергей открыто сказал Евгению Атарову, что "питание не позволяет там нормально жить". Корреспондент телеканала РТР международный мастер Николай Попов в свою очередь спросил у гроссмейстера: "Кто сейчас является чемпионом мира?", явно провоцируя очевидный ответ: "Кто, кто, конечно, Пьер Собаккин!" Но Сергей не поддался на уловку журналиста-хитруна. Для начала он оглушил Попова раскатистым смехом. Ошарашенный корреспондент лихорадочно начал соображать, где до вечернего эфира можно будет найти фонограммы шумов улицы, чтобы подложить их под ставшее мертвым изображение. А тогда Сергей честно и прямо заявил: "Можно мне не отвечать на этот вопрос?"
      В турнире принял участие депутат Государственной Думы, заместитель председателя фракции "Яблоко" мастер Сергей Иваненко, как машинист поезда, наблюдающий свет в конце тоннеля. Касаясь проведения в одно и то же время Чемпионата мира и 1-го чемпионата Цеха на Высшем Уровне, политик сказал: "Я думаю, если два этих события пройдут в декабре, это станет эффективным стимулом, толчком к развитию российских шахмат как элемента рыночной экономики". Как после этих слов не вспомнить выборы в Думу двухлетней давности. Вероятно, рыночная экономика тогда стала причиной заключения предвыборного альянса между боссом Иваненко, ярым противником войны в Чечне, лидером "Яблока", современным троцкистом Г.Явлинским и несущим личную ответственность за начало войны в конце 1994 года пожарником С.Степашиным, который в бытность свою директором ФСК прилюдно клеймил позором "всех этих миротворцев в Москве".
ОХРАНА ПАМЯТНИКА УСИЛЕНА
      Как известил нас начальник Муниципальной полиции Риги, после выступления "Шахматного сатирикона" усилена охрана памятника в Верманском парке. Обстановка в парке спокойная, Хропов более не появлялся.
ЕЩЕ ОДИН РУССКИЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛ ОБЪЯВИЛ СЕБЯ ЕВРЕЕМ
      31 августа в гостевой книге Совета Сортира из ненависти к "Шахматному сатирикону" русский интеллектуал Николай Власов объявил себя евреем. Стоит ли говорить, что "Шахматный сатирикон" гораздо добродушнее своих злопыхателей. Мы любим всех русских интеллектуалов, независимо от того евреи они или нет.
      Есть у русского интеллектуала, поэта и гражданина Николая Власова замечательные строки:
Может быть это тот момент,
За которым я все же есть
Не говно, а интеллигент,
Или Бог весть...
      Как же низко пал буржуазный националист Бебчук! Ведь сам факт существования этих строк неопровержимо доказывает, что пламенный борец с тараканами на российских просторах русский интеллектуал Власов является творческим интеллигентом, а значит сам Бебчук не интеллигент, а говно.
Григорий Котовский
ЦЕКАТУХА
Яху, пряха-Николаха,
Подпоясана рубаха,
Яху по полю пошел,
Яху денежку нашел.
Пошел Яху на базар
И купил себе вокзал –
Не московский, не балтийский,
А иерусо-тель-авийский!

Приходите, будем рады, федерасты-казнокрады,
Всех в буру, очко, пристенок
и наперсток прокачу!
Ваши пейсы до коленок
На три буквы накручу!

А народу – просто тьмища!
Все – глубокого умища!
Так и лезут, так и прут,
Да истошно все орут:
"Я – яврей, нет, я – яврей".
- Слышно изо всех дверей.
Все пыхтят, толкутся, стонут,
В яхуевом море тонут.

Говорит куме кума:
"Енто горе от ума!
Эк ведь прут антилихенты,
Бусурманы – инсурхенты!
Глянь-ка, прям через забор!
Отчего такой сыр-бор?
И кудай-то лезут франты –
Али все репатрианты?"

И доносится в ответ:
«Им не мил весь белый свет!
Продали Расею-мать,
На Израиль им начхать,
Им противен лик икон,
Очертел Сатирикон!
Есть один у них кумир –
В дармовой хотят Сортир!

Чтоб по жизни не работать,
Чтобы только спать и лопать,
Не краснея, чтобы врать,
И Сортиром воровать!
А потом, как говорится,
Так самим собой гордиться:
Не говно я, бля, не мент,
Я – КК интеллигент!

Егор Зайцев
БАЛЛАДА О ТВОРЧЕСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
Илья, Серега, чемоданы,
Олег, бананы, Окулист, -
Свидетели моей душевной драмы,
Поверьте, я не скандалист!

Я - творческий интеллигент, а не лаптежник,
То Бебчук (не Корчной) - злодей,
Растратчик, интриган, картежник,
Неокультурившийся змей.

Быть интеллигентом - это то же:
- Знания нести в умы конкретно,
- Рубцевать себя по нежной коже,
- Пояснять все ясно и предметно.

Обратись к корням своим, дубина,
И раз десять посмотри "Цирюльник",
И тогда, прозревшая скотина,
Ты под шахом не повалишь в трюльник.

Быть интеллигентом - значит, быть поэтом,
Чтобы работягам интересней,
Соловей поет одним куплетом,
У него одна и та же песня.

Ставь флакон на транспортера ленту,
Не терпеть же Родине убытки! -
Сто "на ход ноги" интеллигенту,
Перед тем, как он пойдет на пытки.

Пытки - это игровая зона,
Люди, кони, компов море.
Поиграл и вспомнил про "Кобзона",
А Есенин не был на Босфоре!
(Когда я работал мотористом на байдарке "Иосиф Кобзон",
мы проходили Босфором, был сильный туман).

Шахразада, Шаганэ и Лала!
ФигВам, Зануды и Роман!
Т-34, ела-пала,
Харитон, Deep Fritz, lk, Kolyan!

"ТРИБУНА ЧЕПУКАЙТИСА"
КОФИРЕЙ ПЕРА ПРОТИВ ПОМЕТА НАШЕГО ГЕНОФОНДА
(заголовок на совести редакции)
      С любопытством читая "Сатирикон" в исполнении Пьера Собаккина, никак не пойму куда гнет кофирей пера и гроссмейстер словоблудия. Иррациональный и трансцендентный налет на доброе имя вице-президента шахматной федерации Санкт-Петербурга Б.Хропова не имеет аналогов. Если Хропов заслуживает такой публичной порки, значит мешает кому-то. Если нет, Собаккину придется лить слезы в арбитражном суде, куда разозленный функционер может накапать и инкогнито найдут, привлекут и высекут.
      Как известно, в Федерации СССР и, в последующем, России, никогда не было не страдающих меркантильностью представителей. Каждый, кто рвался руководить безвредным электоратом, искал что-то и для себя. Жемчужное зерно. И Хропов в ряду не последний. Так и федерация ведь не худая. Награждая тимуровца Хропова званием хапуги, Собаккин все-таки перегибает палку. Малочисленным талантам Борис Мефодьевич помогает. Со времен Корчного, Спасского, великих тренеров Дворца Пионеров В.Г.Зака, Бывшева, других и большого отряда разбежавшегося по разным странам гроссмейстерского клана нехорошо стало с подающими большие надежды.
      Евгений Алексеев и Шапошников Евгений. Других гениев не видно. Хропов с каждым годом проводит все более впечатляющие корриды ветеранов блокады Ленинграда. Их становится все больше. В том числе и знавших Ленина при жизни.
      Хропов добился заметных результатов и в отношениях с президентом Санкт-Петербургской Федерации Сердюковым. Только он и вхож в кабинеты нашего куратора и инвестора. В результате босса никто по пустякам не беспокоит. Понятно, что аудит организации не помешал бы. Но шахматисты публика доверчивая и тупая. Даже на шахматной доске не всегда ходят куда надо.
      Хропов типичный генофонд нашего помета. По-русски говоря, "по Сеньке шапка". И мы, рядовые шахмат, не должны восхищаться, хихикать, радоваться когда ветерана хватают за неизвестно что. Этот придурок Пьер-Петя украл бы больше и спрятался. А Хропов на виду, здоров и чхал. Крепнет и берет. Берет и крепнет. Но может, конечно, я ошибаюсь. Я же тоже генофонд. Как подозреваю, так и думаю. "...Демократия, понимаешь".
      Как объяснял Василий Иванович Петьке:
      - При демократии, Петька, можешь меня ругать как хочешь. И тебе ничего за это не будет.
      - Совсем ничего, Василий Иванович?
      - Совсем, Петька. Ни коня, ни шашки, ни бурки...
      Так что писать-то я пишу. Но боюсь.
ФУТБОЛ
"В секторе дыма с Васей Кроликовым"
ПОЭТ
      Хропов читал статью о проворовавшихся федерастах ФК "Тироль".
      "Отлично эти австрийцы придумали с переигровкой, - думал агент. - Может и мне отменить результаты чемпионата России 1998 года и назначить новый отбор к чемпионату мира? Тогда всю левую наличность по итогом чемпионата я уже сам отнесу, куда надо, никому не доверю!"
      Хропов не любил вспоминать, как он лишился в 98-м не проходивших ни по каким документам примерно десяти тысяч долларов.
      Запиликал мобильник регионального гроссмейстера. Хропова вызванивал вице-губернатор на подозрении В.И.Малышев.
      - Боря, - сказал Малышев, - ты видишь, как вся страна поддерживает "Локомотив"? Шахсекция не должна оставаться в стороне. Сходи на гостевые, напиши что-нить, лучше в стихах, чтобы эти зайцевы и котовские много о себе не думали.
      На гостевой "Локомотива" было оживленно. Пришел поддержать железнодорожников даже член фэн-клуба "Paris Saint-Germain" Лев Харитон. 8 сентября в 14:12 под ником Zinedine Zidane бывший парижанин написал: "Not even Europe... all world!!!!!! US with you!!!!! Let's go LOKO!!!!!!!!!!!!" Только в день переигровки "Зизу" немного успокоился. А ведь еще накануне, в 16:22 новоявленный болельщик нью-йоркского "Космоса" был в бешенстве: "Tirol is the worst soccer club I ever know! Fu... the Tirol!!!! Fu... them up their stupid a...es!!!!!!!"
      Выполняя поручение начальника, поэт-правдоруб Хропов оставил 08.09 в 11:04 изящную запись:
Раз два три четыре - мочим мы Тироль в САРТИРЕ!
ЛОКО в Европе - ТИРОЛЬ в Ж..Е!
      Гест "Тироля" был перегружен доброжелательными записями российских футбольных болельщиков. В редких записях самих австрийцев сквозило недоумение, почему русские называют их "nazi"?
      "Козлы, - отметил про себя Хропов. - Что эти альпийские гномы хотят, когда на их сайте какой-то обрюзгший от постоянного потребления пива кабан расстреливает из автомата логотип "Локо"?
      Это был день Хропова. Агента шандарахнуло вдохновение. Вернувшись на книгу ФК "Локомотив", федераст выпил "стошку" "Посольской" и в 13:03 родил следующую жизнеутверждающую строку:
Рвать на и все бля!
Валерий Сегаль
БРИЛЛИАНТЫ ОТ НИККЕРМАНА
роман-фельетон
ПРОЛОГ
Тут Клавдия Ивановна деревянным, равнодушным голосом сказала:
- В сиденье стула я зашила свои бриллианты.
И.Ильф, Е.Петров "Двенадцать стульев"
      Тринадцатого марта 1883 года, в славном городе Лондоне, в два часа пополудни на Майтланд Парк роуд собралась изрядная толпа зевак, каковая почти всегда сопутствует шумным празднествам, буйным потасовкам, рождениям, смертям и всем прочим слишком веселым или слишком грустным событиям. Случилось так, что карета священника остановилась перед воротами известного своими атеистическими традициями дома №41 по вышеупомянутой улице, и толпа безошибочно определила, что один из обитателей этого дома приготовился к самому худшему. Добрейший отец Фока не без труда выволок из кареты свои двести сорок фунтов и направился к воротам, пыхтя, тяжко вздыхая и небезосновательно опасаясь, что глава дома №41 откажется от услуг священника даже в этот, самый суровый день своей жизни.
      Действительно, едва завидев культового служителя, умирающий сделал слабый протестующий жест и обратился к не покидавшему его ни на минуту доктору Лафаргу.
      - Милейший Поль, - произнес он чуть слышно, - если медицина уже не в силах помочь мне, я хотел бы видеть не священника, а мою дочь Лауру.
      - Позволю себе заметить, г-н Маркс, - попытался возразить доктор, приходившийся умирающему зятем, - что именно Лаура распорядилась позвать к вам священника.
      - Извинитесь перед священнослужителем, Поль, - попросил Маркс, - и оставьте меня, пожалуйста, наедине с Лаурой.
      Лафарг поклонился, позвал Лауру и, выпроводив отца Фоку, пристроился под дверью спальни, чтобы услышать последнюю волю умирающего тестя.
      - Я должен открыть тебе великую тайну, дочь моя, - послышался из спальни слабеющий голос старика. - Двадцать лет назад благодаря нашим голландским единомышленникам я стал обладателем сундучка с сокровищами...
      - Отец! - прервала старика Лаура, несомненно считавшая, что он бредит.
      - Вероятно, ты помнишь моего достойного друга г-на Никкермана из Гааги, - продолжал Маркс, не обращая внимания на попытки дочери прервать его. - Это он и его люди...
      - Отец, вы устали, вам следует отдохнуть.
      - Не перебивай меня, Лаура, - мягко сказал Маркс. - Сокровища эти не являются достоянием нашей семьи. Они принадлежат коммунистической партии и терпеливо ждут своего часа, чтобы помочь пролетариату обрести свободу и благоденствие. Час освобождения близится, но борьба предстоит нелегкая, а деньги, как ты знаешь, являются мускулами любой войны.
      - Отец, вам нельзя так долго говорить. Поль говорил, что это вас утомляет.
      - Не перебивай меня, Лаура. Я говорю в последний раз, и мне необходимо успеть сообщить тебе тайну огромной важности... Имеются основания полагать, что эти сокровища завезли в Европу первые крестоносцы. Не исключено, что сии драгоценности когда-то принадлежали легендарному царю Соломону. Скорее всего это тот самый сундучок с бриллиантами, который тщетно искали приспешники католического короля во время разграбления Лейдена в 1574 году. Стоимость его содержимого сегодня возможно приближается к миллиону фунтов...
      Старик помолчал. Он страдал бронхитом и ларингитом, а потому быстро уставал и обильно потел.
      Лафарг вперил глаз в замочную скважину, но разглядеть ничего не смог. По-видимому, Лаура вытирала отцу пот с лица, а возможно, - это логично предположить, исходя из дальнейшего, - старик доставал в эту минуту из-под подушки бесценный кусок пергамента. Лафарг сам вспотел от нетерпения и мысленно материл свою незадачливую супругу, которая рыдала и скорее всего слушала старика невнимательно, явно полагая, что тот бредит.
      После непродолжительной паузы Маркс продолжал:
      - Двадцать лет назад в Вене я спрятал этот сундучок в стене старого дома. Адрес зашифрован на этом пожелтевшем от времени листке бумаги. Наклонись ко мне, дочь моя, чтобы нас никто не услышал, и я открою тебе секрет шифра...
      Лафарг до боли смял ухо об дверь и все-таки не расслышал самого главного.
      - Береги эту тайну, дочь моя, - вновь заговорил старик, - и, когда пробьет час социалистической революции, передай ее в хорошие руки... Храни этот рисунок и помни шифр.
      - Хорошо, папа, а сейчас отдохни...
      - Скоро я отдохну...
      В два часа сорок пять минут основоположник научного коммунизма испустил дух.
      - Сожги этот листок бумаги, Поль, - попросила Лаура мужа, выйдя из спальни отца.
      - Но... я... я невольно подслушал, как г-н Маркс доверил тебе некую тайну.
      - Папа несомненно бредил, - устало сказала Лаура.
      - Я не уверен в этом, - возразил Лафарг. - Ты запомнила шифр?
      - Я не очень внимательно слушала. Пожалуйста, Поль, отдай необходимые распоряжения и оставь меня ненадолго одну.
      - Хорошо, дорогая, - сказал Поль, с трудом скрывая досаду. - Позволь я провожу тебя в спальню, а затем сожгу эту странную бумагу.
(продолжение следует)
Все выпуски - Следующий выпуск