Валерий Сегаль
АНТИШАХМАТЫ КАСПАРОВА
      Белградские пресс-конференции Фишера в 1992 году носили сенсационный и скандальный характер. Американский чемпион утверждал, что все матчи на первенство мира с участием Карпова были договорными. Те заявления шахматный мир единодушно воспринял как проявления болезненной психики Фишера. Действительно, зачем было Корчному и Каспарову вступать в нечистые сделки с Карповым? Они проходили тяжелый претендентский отбор (как и ранее Карпов) и ничем чемпиону обязаны не были. Претензии Фишера выглядели абсурдными, и именно так их расценивали даже его фанаты, к которым, признаюсь, я принадлежал.
      Потом был Лас Вегас. Хорошая "канадская" победа Халифмана (как в добротном Stanley Cup'е: без разгромных серий, но с игровым перевесом в каждой) буквально расколола шахматный мир. Причем, не на фанатов различных гроссмейстеров (в шахматах, на мой взгляд, сегодня нет особых лагерей фанатов), а на принципиальных сторонников и противников нокаут-системы. Но как бы ни злились оппоненты Илюмжинова, каким бы нелепым им ни казалось чемпионство Халифмана, им не приходит в голову утверждать, что в Лас Вегасе "нечисто играли". В самом деле, "проклятая" олимпийская система практически исключает сговор участников.
      А вот недавнее соглашение между Каспаровым и Крамником мгновенно породило массу подозрений и скептических откликов. Причем, подозрения эти, похоже, не вызывают недоумения даже у сторонников длительных матчевых единоборств. Во всяком случае, у разумной их части. Достаточно быть здравомыслящим человеком, чтобы понимать, что система, неофициально провозглашенная Каспаровым, по сути своей располагает к коррупции. А суть системы, напомню, предельно проста - "достойный претендент деньги на матч с чемпионом найдет". Деньги для матча с "достойным" на практике ищет сам Каспаров. И кто из ряда "достойных" является "самым достойным" решает фактически также Каспаров. Причем, если верить спонсорам, Крамник даже в случае поражения получит намного больше, нежели он зарабатывал в самые удачные годы. Получит, благодаря Каспарову. Налицо почва для неспортивных сделок. И сделок разнообразных. Помимо напрашивающегося "я тебя выберу, ты мне сплавишь", существует и другой вариант: спонсора на самом деле нет, Каспаров платит Крамнику из своего кармана за сам факт матча. Признаюсь, самому мне такой сценарий в голову не приходил, но я уже встретил немало сторонников этой версии. Логика в ней есть: поведение Каспарова в последние годы напоминает мне остроумные рассуждения Моэма о религии в книге "Подводя итоги". Каспаров тот самый моэмовский бог, который "так неистово требует, чтобы в него верили, будто без вашей веры не будет убежден в собственном существовании".
      Защищая свою систему, Каспаров постоянно ссылается на вековую историю борьбы за шахматную корону, на заре которой подобная система процветала. Однако, стоит ли напоминать, что довоенная система многократно подвергалась справедливой и конструктивной критике. Да и вообще, что доказывают ссылки на прошлое? В том и прогресс, что былого больше нет, и, в целом, человечество в своей истории движется от худшего к лучшему.
      Невольно возвращаюсь к началу статьи. Представьте, что вам необходимо "по-фишеровски" аргументировать версию, будто матчи Петросяна со Спасским были договорными. Согласитесь, трудновато. Невозможно придумать мотивацию для подобного сговора. А вот с довоенными матчами куда проще. Скажем, относительно матчей Алехина с Эйве вопросы выстраиваются сами собой. Кому исходно понадобилось финансировать поединки Алехина со столь незначительным претендентом, не имевшим международных успехов? Почему, победив, Эйве сразу согласился на матч-реванш, хотя это было отнюдь не в традициях эпохи? Почему Алехин, серьезный и вдумчивый для своего времени спортсмен, так вольно вел себя в ходе первого матча? Почему столь низким было качество игры в ряде партий матча 1935 года? Быть может, в шутке Алехина, заявлявшего, что "он лишь одолжил Эйве титул на два года", заключалась великая сермяжная правда? Можно, конечно, сказать, что Эйве прожил долгую жизнь и всегда имел репутацию исключительно порядочного человека. А если бы не имел?
      Да и дело, в конце концов, не в Алехине с Эйве, и даже не в Каспарове с Крамником. У меня, например, нет оснований сомневаться в порядочности и, уж тем более, в спортивности корифеев ринга. Тем не менее, мне постоянно приходится слышать и читать про коррупцию в профессиональном боксе, про поединки с фиксированным результатом. И я даже готов поверить, что порой на боксеров возводят напраслину, и "под колпак" общественности попадают честно проведенные бои. Происходит это от того, что не внушает доверия сама система профессионального бокса. Та самая система, за которую в шахматах ратует Гарри Каспаров.
Валерий Сегаль. Литература и публицистика